Июнь 21, 2018

Яблочные заповедные сады

  Горная тайга, обрамляющая Телецкое озеро, надежно хранит историю наших предков. Человек с глубокой древности предпочитал селиться на более удобных местах. Озерные террасы - прекрасное место для проживания и ведения хозяйства. Тысячелетия сменяют друг друга, постепенно исчезают и следы жизнедеятельности древнего человека. На местах первобытных поселений строятся поселки и туристические базы, но земля хранит свидетельства прошлых эпох и время от времени случайные находки приоткрывают для нас завесу тайны. Много древних вещей найдено в окрестностях Телецкого озера. Это и курганные могильники и бронзовые ножи и керамическая посуда IV-V веков до нашей эры. Все эти находки указывают на то, что в древности жизнь кипела на берегах Телецкого озера. Проживавшие здесь племена охотились и рыбачили, разводили скот и строили жилища. В XVII- XVIII вв. происходит активное освоение Алтая. Первые путешественники наряду со сбором сведений о флоре, фауне и полезных ископаемых фиксировали нравы, обычаи и хозяйственные занятия местного населения. Русские письменные документы этого периода сообщают о наличии земледелия у всех северных алтайских племен. Кумандинцы, челканцы и тубалары обрабатывали землю мотыгами. Из посевных культур возделывался ячмень, конопля, изредка пшеница. Упоминается и применение орошения в Чулышманской долине.
В 1828 году Святейший Синод издал указ об учреждении Алтайской Духовной Миссии, первоначальной целью которой было распространение и укрепление христианства среди алтайцев, обучение их земледелию и оседлому домохозяйству. В 1864 году был основан Чулышманский Благовещенский мужской монастырь с целью создания форпоста православия, откуда можно было распространять христианскую веру среди язычников. Во время революционных событий 1918 года монастырь было приказано закрыть. В 1920 году монастырские земли было решено передать коммуне «Свободный труд». В монастыре еще жили монахи, это привело к противостоянию. В ночь с 19 на 20 декабря 1921 г. коммуна «Свободный труд» была разгромлена бандитами. На месте гибели коммунаров сегодня стоит памятник. А на месте бывшего монастыря остались только фундамент да православный крест. И именно здесь, в монастыре, берет свое начало история развития садоводства на Телецком озере.
Климат
Климат Телецкого озера и его бассейна относится к континентальному и характеризуется продолжительной зимой и непродолжительным влажным летом. На озере есть благоприятные условия для развития местных типов циркуляции: фенов, бризов и горно-долинных ветров, что создает в долине Телецкого озера особый вид климата: озерный. Климат и метеорологические условия, отличающие долину Телецкого озера, определяются наличием изолированной горной котловины с большой массой воды и циркуляцией воздушных масс. Именно благодаря ему в этих местах стало возможно возникновение и развитие садоводства. Здесь нет сильных морозов и резких колебаний температуры характерных для континентального климата Сибири. Нигде в Сибири нет ни одного уголка с такими благоприятными условиями для плодовых деревьев. Яблоки, сливы, виноград, орех, груши цветут и плодоносят в окрестностях Телецкого озера, тогда как в тридцати-сорока километрах от садов не вызревают и традиционные сибирские овощи. Отсутствие в окрестностях Телецкого озера сибирских морозов большой продолжительности и постоянно дующие в холодный период ветра южного направления («верховки») позволяют выращивать здесь яблоки и груши крупноплодных сортов. Почвенные условия приозерных террас достаточно благоприятны для выращивания большинства плодовых культур. Благоприятствует садоводству и своеобразный ветровой режим озера. Фены Телецкого озера относят к классическим, связанным с переваливанием воздуха через горные хребты под воздействием общего переноса в атмосфере и нагревании при спуске.

История садоводства на Телецком озере.
Одной из достопримечательностей Телецкого озера и Алтайского заповедника являются сады. Первые люди, посадившие фруктовые деревья в окрестностях озера, были монахи Чулышманского Благовещенского монастыря. В 1905-1908 гг. ими был заложен первый сад близ Телецкого озера, в 12 километрах от устья реки Чулышман. Сад был невелик - всего полтора-два десятка яблонь-полукультурок и несколько деревьев относительно крупных яблонь. После упразднения монастыря в 1918 году сад одичал и со временем исчез. К началу XXI века там сохранилась лишь одна яблоня семенного происхождения. Несмотря на то, что к этому времени ей было уже более 60 лет и росла она без должного ухода, - яблоня продолжала приносить плоды. Недолгое процветание садоводства при Челушманском Благовещенском монастыре все же имело огромное значение для дальнейшего его развития на Телецком озере. Опыт разведения плодовых деревьев служителями монастыря оказался весьма удачным. Если бы не этот опыт - не скоро бы пришла людям в голову идея попытаться вырастить плодовые деревья в местности, в 30-40 километрах от которой не вызревают даже обычные сибирские овощные культуры, и где традиционными занятиями местного населения являются охота, рыболовство и отгонное скотоводство. Монастырский сад исчез, но сама идея разведения садов в окрестностях Телецкого озера возродилась, спустя несколько десятилетий, именно отсюда.
История становления и развития садоводства в окрестностях Телецкого озера тесно связана с именем Дмитрия Степановича Рачкина. Именно ему принадлежит заслуга создания первого фруктового сада в поселке Яйлю. «Впервые на Телецкое озеро отец приехал в 1922 году, во время Гражданской войны» - вспоминает дочь садовода - Тамара Дмитриевна. Родился будущий садовод в селе Никольском Пензенской губернии. С семи лет Дмитрия отдали учиться сапожному делу к сапожнику-немцу. У хозяина был сад, и будущий сапожных дел мастер, нередко помогал его обрабатывать. Во время Первой мировой войны он попал в австро-венгерский плен. По распределению его отправили работником в одну из югославских семей, где он проявил себя настолько добросовестным и порядочным работником, что хозяин семьи даже хотел женить его на одной из дочерей. После революции 1917 года в России Дмитрию Степановичу посчастливилось вернуться по обмену пленными в Россию. По натуре своей Дмитрий Рачкин был романтиком и очень любил путешествовать по различным местам. Мастерство сапожника за плечами в любом месте помогало ему добыть себе ночлег и пропитание. Неспокойное время революции и гражданской войны занесли его, как и многих, живших в то время, далеко от родных мест, где рассчитывать можно было только на свои силы, имеющиеся знания и опыт. «Пришлось идти им вдвоем с товарищем пешком практически через всю страну. Когда шли через Урал - видели легендарного Чапаева. Дошли они в то время до Новосибирска», - рассказывает дочь садовода Тамара Дмитриевна. Через некоторое время Дмитрий Степанович женился и какой-то период жил в алтайском городе Камень-на-Оби. Из разговоров знакомых он не раз слышал о Телецком озере. Собрав семью, Дмитрий Степанович отправляется в новые, еще неизвестные для него места. Здесь, по-видимому, важную роль сыграла отдаленность и труднодоступность Телецкого озера, что вызывало интерес в душе путешественника и романтика. Прибыв на берега Телецкого озера, Дмитрий Степанович с семьей целую неделю ждали, когда утихнет разыгравшийся шторм. Как только озеро успокоилось - они пересекают на карбасе (весельном судне) озеро и в течение двух дней достигли его южной оконечности. Единственное ремесло, которое в тот период времени могло пригодиться будущему садоводу и прокормить семью - было ремесло сапожника. Сапожником и устроился Дмитрий Степанович при школе в Кайру. Школа эта была образована на месте упраздненного в 1918 году мужского Благовещенского монастыря. Работая сапожником, Д.С. Рачкин очень много времени посвящал работе в огороде и еще живом, хотя изрядно запущенном, монастырском саду.
Идея развивать садоводство на берегах Телецкого озера принадлежала, по словам Н.П. Смирнова, основателя сада в Чири, Игорю Вячеславовичу Ливанову, который во второй половине 30-х годов прошлого века работал директором Алтайского заповедника. Именно существование сада в Кайру убеждало его в успехе реализации этой идеи. В 1936 году в поселке Яйлю, центральной усадьбе Алтайского заповедника, образованного в 1932 году, по инициативе И.В. Ливанова на хозяйственном участке началась закладка небольшого питомника. Сотрудниками заповедника было высажено 22 куста малины, 26 кустов черной смородины, 13 кустов красной смородины и 2 грядки клубники. Побывав несколько раз в Кайру, Ливанов, конечно же, заметил у Д.С. Рачкина склонность и интерес к садоводству. Директор заповедника неоднократно убеждал Дмитрия Степановича переехать в Яйлю с целью развития там садоводства, где условия были конечно же, намного благоприятнее, нежели в долине Чулышмана. Через некоторое время Рачкин соглашается и переезжает в Яйлю. И уже в 1937 году на яйлинской террасе им был заложен первый фруктовый сад на площади 0,5 га. Всего было посажено около ста деревьев более двадцати сортов. 18 сортов яблонь были привезены из Мичуринска, а 14 сортов яблонь и слив - из Горно-Алтайской зонально-плодовой станции. «С саженцами первых яйлинских яблонь», - вспоминает Тамара Дмитриевна, - «была связана особая история. Директор заповедника Ливанов, командировал отца за саженцами в город Мичуринск. С транспортом в те времена было очень сложно, и большую часть пути туда и обратно Дмитрий Степанович проделал пешком. Всего шел он три месяца и дошел до места лишь к концу июня. Саженцы яблонь, которые он принес, к этому времени выглядели как совсем сухие прутики. Целый месяц их. отмачивали - оживляли, а затем все же решились посадить. Среди первых сортов были очень урожайные и стойкие сорта «Репы юбилея», «Антоновки», «Каменички» и «Золотой китайки». Все саженцы выжили и к августу начали распускать листочки, однако времени подготовиться к зиме им не хватило. Для саженцев сплели специальные маты из прутьев и с наступлением зимы окутали ими». Благодаря тщательному уходу и неусыпному наблюдению все саженцы выжили и спустя несколько лет принесли первые замечательные плоды. Сегодня из тех первых яблонь, не осталось ни одной. В 1938 году к посаженным деревьям было добавлено еще 59 кустов шести сортов. В последующие годы были посажены груши-лукашевки и черноплодная рябина. Саженцы привозили уже из Горно-Алтайска. С большим вниманием к этим садам относился М.А. Лисавенко - основоположник всех садов Сибири, создавший в 1930 году в Горном Алтае опытную станцию горного садоводства.
Работа в саду не прекращалась и во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. На месте будущих садов в то время была пашня - сеяли пшеницу, рожь, ячмень, гречку. Убирали все вручную. Работали в Яйлю, как и по всей стране, женщины, старики и дети. Почти весь урожай отправляли на фронт. С окончанием войны работы по посадке плодовых культур возобновились. В 1947 году площадь яйлинского сада была увеличена до 1 га. В 1957 году, уже при лесхозе, заложили еще 8 гектаров садов. В 1958 году посадили ще 5 га, а после посадок 1963-1966 годов площадь садов в поселке Яйлю стала равняться 49,2 га. Среди насаждений прежних лет оказалось много сортов неперспективных, но, тем не менее, яблони посадки 1937 и 1947 годов давали ежегодно от 3 до 5 тонн яблок с гектара. Высокой продуктивностью выделялись сорта «Антоновка», «Пепин литовский», «Боровинка», «Грушовка московская». Отдельные деревья этих сортов давали урожай по 90-150 кг. Средней была урожайность у сортов «Борсдорф-китайка», «Славянка», «Антоновка шестисотграммовая», «Варгуль», «Аркад зимний». Совсем слабым оказалось плодоношение «Китайки золотой», «Кальвиля анисового», «Пепина шафранного», «Пепина-китайки» и «Красного штандарта». В условиях влажного и прохладного лета почти все сорта поражались грибными болезнями - паршой, пятнистостью листьев. Из сортов, прошедших многолетние испытания, заслуживает внимания, как промышленный сорт, лишь «Антоновка». Она устойчива к парше, зимостойка, урожайна, ароматна, хорошего вкуса, лежка и транспортабельна.
В 60-е годы, по призыву М.А. Лисавенко, в поселке Яйлю и Беле были заложены крупные яблоневые массивы. Этот период можно назвать эпохой развития промышленного садоводства на Телецком озере. Большая заслуга в формировании садов и создании большой коллекции сортов яблонь принадлежит Л.Ю. Жебровской. В планах стояло снабжение фруктами населения не только ближайших районов области, но и городов Бийска и Горно-Алтайска. Активным инициатором и проводником идеи посадки крупных яблоневых массивов на Телецком озере стал директор лесхоза в Яйлю, а затем директор Иогачского леспромхоза Константин Рослик. Для развития садов было завезено большое количество специальной техники, привлечены людские и материальные ресурсы. В 1969 году в Яйлю с одного га посадки 1937-47 гг. и с четырех га посадки 1958 года было собрано 7924 кг яблок. С 5 га черноплодной рябины - 4105 кг. Большой ущерб садам приносили водяные крысы. Ослабленные молодые деревья сильно повреждались тлей, особенно там, где применялся дуст, ДДТ и хлорофос. Эти яды мало помогали от тлей, а полезных насекомых губили. Весной 1965 было посажено 16 сортов черной смородины. По хозяйствено-ценным признакам лучшие сорта - «Алтайская десертная», «Нина», «Кармен». Из сортов красной смородины - «Голландская белая», «Голландская красня», «Юттербокская». Весной 1965 года было посажено 8 сортов крыжовника – «Память Комарова», «Фонарик». Из земляники наиболее удачны - «Робинзон», «Красавица загорья», «Ранняя махерауха». Весной 1967 года в Яйлю посажена коллекция слив из Чемала. Весной 1969 года были посажены саженцы вишни, полученной из питомника Алтайской опытной станции садоводства. Весной 1969 для испытаний посажено 8 сортов дикорастущей облепихи с целью выяснения ее ценных форм. Уход за садом включал трехразовое окашивание, обрезку ветвей для формирования кроны, подбелку штамбов, опрыскивание ядохимиктами для борьбы с вредителями и паршой, внесение минеральных удобрений.
На Белинской террасе сады начали закладывать с 1962 года. Поселок Беле - самое теплое место Телецкого озера. Большая Белинская терраса отличается повышенным количеством тепла, осадки выпадают в умеренном количестве, а почвы обладают высоким естественным плодородием. С 1962 по 1963 годы в окрестностях поселка Беле был разбит сад площадью 41,8 га. Как вспоминает Роза Егоровна Телекова, долгое время жившая на Беле, участвовавшая в посадке первых яблонь на Белинской террасе: «Нелегко было. Транспорта не было - первые саженцы приходилось таскать на себе в мешках в гору». На участках, которые пользовались удовлетворительным уходом, деревья отличались сильным приростом, темно-зелеными листьями, а плоды по качеству были лучше, чем в Яйлю - крупнее, ярче окрашены, созревали на 7-10 дней раньше. В этих промышленных по сути садах велась подкормка деревьев минеральными и органическими удобрениями, обработка ядохимикатами, подкрашивание. Ежегодно в результате этих мероприятий гибли десятки кладок птиц. После обработки садов ядохимикатами наблюдалась гибель насекомых, землероек, ящериц. В 1969 году в Белинском саду была начата работа по перепрививке ранеток и малоценных крупноплодовых сортов, а также заложен питомник на 2 тысячи сеянцев для размножения ценных сортов. Климат Белинской террасы благоприятствовал развитию большинства сортов, особенно летних - «Куинте», «Окере», «Июльская- Черненко», «Медуница», «Мельба», зимних - «Витязь», «Пепин Черненко». По мнению Тамары Дмитриевны, дочери садовода Д.С. Рачкина, работавшей инженером-агрономом, на Беле меньше осадков, что обуславливает более благоприятный климат для яблонь, нежели на Яйлинской террасе. Именно поэтому яблоки на Беле были лучше и давали более богатый урожай. Всего на Беле было посажено 80-90 сортов.
По инициативе директора Алтайского заповедника Г.М. Дорохова был создан специальный штат рабочих, которые следили и ухаживали за садами. В дальнейших планах было и строительство небольшого заводика для переработки фруктов. Весной обязательно во всем саду проводили обрезку деревьев, опрыскивание и окашивание. В летнее время дети сел Иогач и Артыбаш отдыхали в поселке Яйлю, в организованном Лагере труда и отдыха. Несколько часов в день они тратили на работу в саду, а все остальное время отдыхали и наслаждались красотой чудной природы. Ближе к осени, на сбор урожая собирались все, от мала до велика. Огромное количество созревших плодов необходимо было собрать с деревьев и аккуратно переложить в деревянные ящики. Дальше путь урожая лежал через озеро - к жителям ближайших районов, в детдома, больницы, детсады и пионерлагеря. И уже в то время с уходом за садом, сбором урожая и реализацией возникали большие проблемы. Содержание сада было убыточным, но не прекращалось. В то же время, в еще одном уголке Телецкого озера, на кордоне Чири, начиная с 40-х годов XX века, своим особенным путем развивался сад, основанный Николаем Павловичем Смирновым, ставшим известным в середине XX века в нашей стране, как самобытный садовод и селекционер. Его жизнь на берегу Телецкого озера описал в своих произведениях известный советский писатель Глеб Горышин. Родом Николай Павлович из Костромской губернии. Революцию встретил в Петрограде. Юношей работал в типографии питерской газеты. В 20-е годы уехал в Москву, поступил на рабфак. Рабфак он не закончил, уехал из Москвы. Резкий перелом в своем жизненном восхождении Смирнов объясняет, по словам Глеба Горышина, болезнью. Потребность унести свой недуг как можно дальше с глаз людских победила иные его намерения. Смирнов добрался до Байкала, какое-то время провел на берегах священного моря, поохотился, порыбачил, покрестьянствовал, но не прижился. В 1927 году он объявился в Кыгинском заливе Телецкого озера. Жившие там в берестяных юртах пастухи-алтайцы встретили его по-доброму, приютили. Потом русский пришелец срубил себе избушку-зимовье, лесу кругом хватало. В одной из юрт нашлась и невеста для Николая Павловича... Вскоре пошли дети. Когда в Кыгинском заливе учредили водомерный пост гидрометеослужбы, Смирнов стал смотрителем на посту. На узком языке каменистой земли, принесенной рекою Чири, «кыгинский водомер» стал возделывать огород, потом и сад. Сад Николай Павлович начал возделывать после того, как первые яблони в Яйлю заплодоносили. На участке Смирновых Николая Павловича и Доры Захаровны первые яблони появились в 1942 году. В процессе работы Николай Павлович писал письма во все концы страны, доставал посадочный материал, экспериментировал, советуясь с учеными, искал литературу. В саду Смирнова росли известные сорта яблок, показавшие себя с лучшей стороны в условиях прителецкого климата, а также много и своих собственных сортов, у которых нет никаких названий. Их селекционер различал и учитывал по номерам.
В начале деятельности по выращиванию садов Николай Павлович столкнулся с проблемой нехватки посадочных площадей. И с 1949 года он начал возводить террасы для сада. Высокие стены, выложенные из каменных плит, засыпанные грунтом пространства от стены к склону для получения ровной площадки - на все это был затрачен титанический труд. Ежегодно Смирнов собирал камни с берегов реки Чири. Вокруг больших камней разжигали костры, раскаляли камень, затем обливали его холодной водой, и он растрескивался на более мелкие части. Николай Павлович, постоянно обновляя почву на своем участке, возил чернозем и перегной на лодке, даже из устья реки Челушман. Яблони, посаженные террасами, получали максимальные порции тепла и света. Образцовый уход за садом и лучшие, чем в Яйлю почвенно-климатические условия, давали возможность ежегодно получать высокие урожаи с хорошим качеством плодов. Однако этот образцовый уход был делом нелегким. О том, сколько времени и места занимали мысли о саде у Николая Павловича, говорят нам записи его ежедневных наблюдений, в которые, помимо метеорологических характеристик дня, он заносил свои рассуждения, размышления и все происходящие события. «Сегодня снимали с яблонь плоды сорта «Боровинка», - записал Николай Павлович 4 сентября 1962 года. - На более каменистой почве и на солнечном припеке плоды не выросли до половины нормальной величины. Часть плодов от жары сморщилась. На местах, более защищенных от солнца и с почвой на лопату (30-40 см), плоды хорошие». Имея уже достаточный опыт садоводства к 60-м годам, Николай Павлович переживает и о состоянии садов в Яйлю и Беле. «В Челушмане, на Беле, - пишет он, - есть превосходная земля (наш сад выращен на привозной земле). Там будут расти крупноплодные сорта яблонь, груш, виноград. Но пока колхоз в Челушмане, а лесхоз на Беле медленно ведут посадку фруктовых деревьев. В Яйлю большой сад, но уход за садом неважный. Урожай фруктов не ежегодный. Если бы вышеуказанные колхоз и лесхоз взялись по-настоящему работать, то яблоками можно было бы снабдить несколько районов нашей области». (8 сентября 1962 года) За этой записью мы словно слышим мысли Николая Павловича: «Эх, мне бы ваши площади и возможности - показал бы как по-настоящему надо работать с садом».
В 60-е годы сады Смирнова были уже известны практически во всем Советском Союзе. Многие люди ехали на Телецкое озеро только ради того, чтобы посмотреть этот удивительный сад, выросший волею одного человека на диком скалистом берегу. «Сегодня приходил теплоход, - записал Николай Павлович 8 сентября 1962 года. - Многие пассажиры приехали купить у нас яблок, помидор». «С теплоходом была большая группа туристов, любительским киноаппаратом засняли часть нашего садика. Теплоход останавливается у кордона на 35 минут, пока дойдут до нас и обратно, то не хватает времени посмотреть весь садик», - Это уже запись, сделанная 1 июля 1963 года. «Заходил посмотреть наш садик с большой группой студентов Фолитарек С. С, профессор Новосибирского университета. Много лет назад он работал здесь, в Алтайском заповеднике». (17 июля 1963 года) «На двух больших моторных лодках приплыли яйлинские дети-школьники посмотреть наш сад, чтобы потом так же любовно ухаживать за своим пришкольным участком в Яйлю. Мы обещали детям подарить для их сада 10 яблонек, выращенных нами из семечек, с красными плодами, и цветочной рассады на будущую весну». (27 июля 1963 года) «Под вечер приходил катер «Лесоруб». Директор леспромхоза Константин Рослик приезжал показать наш сад, переданный леспромхозу, работникам профсоюза лесного хозяйства, приехавшим с ним из края. Была с ними и агроном-садовод леспромхоза Л. Жебровская». (7 июля 1964 года) «Под вечер приходил в залив большой катер леспромхоза, много было на катере московских студентов, смотрели наш сад. С ними были кинооператоры Свердловской киностудии». (19 июля 1964 года) «С теплоходом приехала из Новосибирска группа работников Новосибирской киностудии, хотят заснять на кинопленку Телецкое озеро, группы туристов и наш сад» (27 июля 1964 года)
Можно сказать, что сад Николая Павловича Смирнова, наряду с садом Дмитрия Степановича Рачкина, на Яйлинской террасе, был одной из главных достопримечательностей Телецкого озера, посмотреть на которые ехали люди со всех концов нашей большой страны. В 60-е годы Чиринский садовод передал свои сады леспромхозу, но продолжал тщательно следить и ухаживать за ними. Для того, чтобы удобрить почву для деревьев, Смирновы всей семьей возили плодородную землю и навоз для удобрения с другой стороны озера. «Всего за шесть рейсов привезли 40 тонн навоза. Очень хорошо удобрили землю в саду», - записал Николай Павлович 8 июля 1964 года. Часто в работе по саду помогали группы студентов, приехавшие попутешествовать и отдохнуть на Телецкое озеро и забредшие на кордон к садоводу. В 1970 году Смирновы собрали более четырех тонн яблок, хотя в то время плодоносило менее 0,2 га. Только одна яблоня, «Грушовка московская», дала 250 килограммов плодов! Большую часть урожая посылками отправляли детям, которых у Николая Павловича с женой, Дорой Захаровной, было семнадцать, и внукам. Угощали своих друзей, родственников, знакомых. Часть сдавали в больницы, детские сады, на туристическую базу «Золотое озеро». Николай Павлович Смирнов в свое время был награжден медалью Президиума Верховного Совета СССР «За трудовое отличие». Его жене, Доре Захаровне, присвоено почетное звание Матери-героини.
Таким образом, садоводство на Телецком озере в течение всего XX века развивалось с переменным успехом. Начиналось все с эксперимента и увлечения на небольшом участке, а развилось до промышленного садоводства на площади более 100 га. Однако уже в 70-е годы было ясно, что этот очередной гигантский проект приносит больше убытков и вреда окружающей среде, чем прибыли и пользы. Уже тогда стояла проблема с реализацией яблок. При восстановлении в 1967 году Алтайского заповедника для садов оставили минимальное количество техники и штатных единиц. «По норме», - разъясняет Тамара Дмитриевна, много лет проработавшая агрономом при саде, - «Для создани необходимых благоприятных условий саду необходи постоянный уход и наблюдение из расчета три человека на 1 гектар». Естественно, у заповедника не было ни таких сил, ни средств, ни необходимости поддерживать такие огромные объемы садов. В 70-х годах интерес к саду постепенно пропал и сад, не получая должного ухода, стал постепенно исчезать. В 1967 году Алтайский заповедник принял от леспромхоза 117 га молодых садов. Радужные перспективы развития промышленного садоводства потускнели спустя уже несколько лет: не было достаточного количества людей, способных осуществлять уход за садами, не было техники, а также водного транспорта для вывозки из поселка плодов. Из-за недостаточного ухода и климатических каверз годы с потрясающими урожаями сменялись периодами «отдыха» деревьев, когда заповедник нес значительные убытки. «Лебединую песню» спели сады в 1978 году, когда было реализовано 108 890 килограммов яблок! Прибыль от продукции в тот год составила более 30 тысяч рублей (тогда это была очень крупная сумма!). Затем началась деградация садов, и в конце 80-х руководство заповедника пришло к выводу, что не может содержать штат работников, который не в состоянии ухаживать за огромными массивами погибающих посадок. Участки садов были отданы местным жителям на правах аренды. По результатам наблюдений сотрудники Алтайского заповедника в 1975 году (Влияние антропогенных оздействий на охраняемые природные комплексы заповедника, его охранной зоны и сопредельных территорий. Яйлю, 1990. - 59с.// Архив Алтайского заповедника) вывели заключение, что наличие плодового сада на Яйлинской и Белинской террасах приводит к перераспределению и нарушению сезонных миграций диких животных, особенно в зимнее время. Осуществление мероприятий по уходу за садом в полном объеме (обработка ядохимикатами, внесение минеральных удобрений и пр.) может поставить под угрозу гибели многие виды млекопитающих, птиц, насекомых.
В 1987 году научным отделом Алтайского заповедника было проведено исследование по воздействию садов на окружающую среду. Научные сотрудники пришли к выводу, что плодовый сад, из-за регулярных массовых повреждений, наносимых деревьям представителями дикой фауны заповедника, и слабого ухода деградирует - наблюдается рост количества поврежденных и выпавших деревьев. Постепенно накапливается инфекция и растет поражаемость деревьев большинства сортов массовыми опасными заболеваниями. Еще одним большим минусом существования сада в заповеднике стал вывод о том, что ввиду сильного повреждения урожая плодов болезнями, несмотря на низкую урожайность деревьев, значи- тельная часть урожая оставалась в саду, что дополнительно привлекало в сад диких животных. В Итоговом отчете о влиянии антропогенных воздействий на охраняемые природные комплексы заповедника за 1986-1990 гг. было отмечено, что плодовый сад сам по себе не наносит заметного ущерба охраняемому природному комплексу, однако хозяйственная деятельность человека, связанная с его существованием, вносит заметные изменения в систему естественных природных связей. В силу обратной отрицательной связи животные и растительность существующего биоценоза способствуют вытеснению инородного и неконкурентоспособного компонента флоры - плодовых деревьев. Вследствие поддержания заповедного режима территории и слабого ухода за садом наблюдается деградация плодовых насаждений и замена существующего агробиоценоза чисто луговыми и лесными ассоциациями растительности. От человека, посадившего сад, зависит и его дальнейшая судьба. Выкашивание травы, внедряющихся в сад лесных деревьев, профилактическая борьба с фитопатогенной флорой, охрана деревьев от повреждений различными вредителями, лечение ран и обрезка, своевременный сбор урожая, регулирование численности вредных насекомых, охрана и привлечение полезных птиц и животных - все эти мероприятия способны поддерживать созданный агробиоценоз продолжительное время в равновесном состоянии. Сегодня все сады Яйлинской и Белинской террас поделены на участки, за которыми ухаживают местные жители. Часть урожая высылают родственникам и друзьям, часть оставляют себе, часть продают или меняют на пиломатериал, дизельное топливо. Таким образом, разведение садов на больших площадях в условиях Телецкого озера показало свою малую эффективность и целесообразность. В то же время, отдельные примеры ведения небольшого садоводческого хозяйства показали, что сад, выращенный на небольшой площади, за которым постоянно наблюдают и ухаживают, приносит блистательный результат.
В 90-е годы в Яйлинском саду был установлен памятник первым садоводам Телецкого озера. Автор его - архитектор Владислав Хромов. Памятник представляет собой крест с тремя яблоками. Каждое из трех яблок символизирует одного из основателей садоводства на Телецком озере. Это Михаил Афанасьевич Лисавенко - основоположник садоводства в Сибири; Дмитрий Степанович Рачкин и Николай Павлович Смирнов. В 2008 году, в Алтайском заповеднике принято решение восстановить часть садов, на небольшой модельной площадке. И уже в 2009 году в поселке Яйлю начались работы по реализации этой идеи, в рамках проекта, реализуемого Алтайским заповедником совместно с Некоммерческим Партнерством «Орион» - «Развитие экологического туризма на территории Алтайского заповедника», при поддержке ПРООН/ГЭФ (Программа развития Организации Объединенных Наций - Глобального Экологического Фонда). По завершении проекта в Алтайском заповеднике планируют использовать сады как эколого- экскурсионные рекреационные объекты.
Список использованной литературы:
1. (Летопись природы Алтайского заповедника. Кн. 2, 1935-1940г.., Яйлю, 1950.- ГАРФ, ФОНД-А-358 ОПИСЬ-2. ДЕЛО - 203. ЛИСТ-8.) 2. (Летопись природы. Книга5.1974.Яйлю) 3. Алтай. Телецкое озеро. Авторы-составители Т. Вдовина, Т. Злобина, О. Самохвалова. Гл. ред. Е. Злобин. Барнаул: ООО «Пять плюс», 2005- 60 стр. . 4. Эхо песен Алтын-келя. Сказка. - Барнаул: ООО «Принт-инфо», 2005. - 128с. 5. Влияние антропогенных воздействий на охраняемые природные комплексы заповедника, его охранной зоны и сопредельных территорий. Яйлю, 1990. - 59с.// Архив Алтайского заповедника 6. Глеб Горышин. Не только о погоде. Алтайские дневники. - М., 1982 - 340 с. Информаторы: 1. Роза Егоровна Телекова. Родилась в 1934 году. Проживает в селе Онгудай Онгудайского района. 2. Шарабарина Тамара Дмитриевна (Рачкина). 1936 года рождения. Проживает в поселке Яйлю , Турочакского района. 3. Гордиевская Тамара Петровна (внучка Д.С. Рачкина). Проживает в с. Майма Майминского района Республики Алтай. Источник информации: Буклет «Сады заповедные». Издание буклета осуществлено при финансовой поддержке проекта ПРООН/ГЭФ "Сохранение биоразнообразия в российской части Алтае-Саянского экорегиона". Программа развития Организации Объединенных наций (ПРООН) является глобальной сетью ООН в области развития, выступающей за позитивные изменения в жизни людей путем предоставления доступа к источникам знаний, опыта и ресурсов.

Регистрация/ Вход