Август 21, 2018

Алтайский период творчества Александра Паничева

Александр Михайлович Паничев в первой половине 1990-х годов (в разгар перестройки) жил в поселке Яйлю, исполняя обязанности директора Алтайского государственного заповедника. В настоящее время он проживает в г. Владивостоке, работает ведущим научным сотрудником в Тихоокеанском институте географии ДВО РАН, одновременно читает лекции в Дальневосточном федеральном университете. У меня есть возможность через Интернет задать ему несколько вопросов.

- Александр Михайлович, посетители Яйлинского сайта уже могут познакомиться с твоими фотографиями. По-моему, это удивительный фотоочерк, отразивший кусочек истории поселка Яйлю и Алтайского заповедника, да и не только. По сути, это яркая иллюстрация среза жизни всей республики Алтай начала 1990-х гг. Как я понимаю, главное твое призвание - наука, фотография лишь творческое увлечение. В связи с этим вопрос первый: почему ты фотографируешь, что ты вкладываешь в занятие фотографией?

- Фотографией я увлекся еще в студенчестве. Это связано с моими врожденными художественными наклонностями. В детстве я любил рисовать, и даже учился в художественной школе. Поскольку в жизни я выбрал путь науки, стремление к фотографированию – это параллельная самореализация в художественном творчестве.

- На сайте представлены твои фотографии цветные и черно-белые, сделанные на фотопленке. Фотографы старшего поколения, к которым относимся мы, все начинали с черно-белой фотографии. Технологически это совсем иная фотография, нежели современная цифровая, она занимала кучу времени: проявка пленки, фотопечать с помощью увеличителя.Как тебе удавалось сочетать непростую административную работу в заповеднике и столь насыщенную творческую работу фотографа?

- Начало 90-х было трудное время для всей России, а для столь отдаленного от коммуникаций заповедника - тем более. В то время к Яйлю даже подъездной дороги не было. Чтобы выжить в тех условиях мне как директору приходилось принимать непростые, подчас непопулярные, решения. От этого работать было не просто. Но интересно. Я много путешествовал. Причем не только по территории заповедника, приходилось бывать во многих районах Горного Алтая. При этом всегда с фотоаппаратом. Печатать снимки в то время почти не удавалось. Хорошо, что находил время проявлять пленки. Можно сказать: тогда я работал в стол. Лишь недавно я нашел время разобрать свои старые фотоархивы, часть снятого материала оцифровал, отобрал из него наиболее интересное и передал в заповедник.

- Между тем твои фотографии и ранее представляли Алтайский заповедник. К примеру, на фотовыставке «Россия заповедная» в Москве весной 2001 года. Фотовыставка была организована экоцентром «Заповедники» и размещалась в Доме Советской Армии. Фотоэкспозиция Алтайского заповедника на ней была самой представительной. В 2004 году я отправил одну из твоих фотографий – портрет лесника Дмитрия Ядомыкова на фотоконкурс «Экологической фотографии» в Горно-Алтайск. Эта фотография в номинации портрет заняла первое место.

- Предыдущее использование моих снимков алтайского периода было фактически без моего участия. Я просто передавал фотонегативы. Из них выбирали то, что считали стоящим. При этом сам я фотографии не печатал и не обрабатывал. Подборка снимков и их обработка на этот раз выполнена мной лично. Поэтому можно сказать, что представленные на яйлинском сайте фотоработы – это по-настоящему моя собственная интерпретация истории, запечатленная мной в фотообразах.

- Кроме фотографии и науки ты с успехом занимаешься еще и писательской деятельностью. Ты написал уже с десяток книг и больше сотни статей. Среди них есть и чисто научные, и научно-популярные и публицистические работы. Некоторые твои книги я прочел, причем с большим интересом. Как публицист ты часто обращаешься к проблемам сохранения дикой природы. В этом плане, например, мне понравилась книга «Бикин», где ты говоришь о необходимости сохранения последнего реликта Уссурийской тайги – Бикинской долины. Как сочетается писательская деятельность и фототворчество?
- Все мои книги, и научные и не научные, да и многие журнальные публицистические статьи иллюстрированы моими фотографиями. Иллюстрирование своих мыслей фотообразами – это еще одна причина для фотографрования.

- У тебя есть необычайно интересная фотосерия из яйлинского периода жизни, которая сделана во время зимнего лыжного похода по реке Чульче в составе патрульной группы. Тогда вашей группой были задержаны браконьеры. Какие воспоминания у тебя остались о том походе?

- Самые светлые. Тогда в феврале впятером мы прошли на лыжах около 400 км по горам. Почти за месяц посетили один из труднодоступных и живописных уголков заповедника. При этом все приходилось нести на себе. Я был старше всех в той группе, тем не менее, физически был вполне подготовлен для трудных лыжных походов. Ночевали мы в избушках. Несколько ночевок было на снегу. На озере Итыкуль мы обнаружили группу браконьеров, которые зашли на территорию заповедника с Тувы. Их было четверо. Жили они в избушке, которую построили наши лесники. В окрестностях Итыкуля они добыли двух северных оленей и ловили капканами соболей. Эти люди были хорошо вооружены. Поэтому операция по захвату браконьеров была не шутейной. Дело чуть не дошло до применения оружия. Кстати сказать, именно в тот период, в соседнем Саяно-Шушенском заповеднике браконьеры расстреляли всю патрульную группу вместе с конями. У нас же, слава Богу, все обошлось. Мужички вовремя поняли, что правда на нашей стороне. Да и вид у нас был такой, что испугал бы кого угодно.

- Было время, когда Александр Паничев был рядовым жителем поселка Яйлю. У меня сохранилась фотография, на которой ты усердно пропалываешь грядку. Ваша семья тогда держала кур, и даже подумывала обзавестись коровой. В заповедный поселок в то время приезжало много молодых людей и даже семей. На фоне экономических трудностей, поселок в то время рос численно. В школе не хватало места для учеников. Я помню, у тебя были большие планы по реорганизации жизни поселка, в том числе культурного досуга Яйлинцев. К сожалению, все это не имело продолжения. Ты все-таки уехал. Вслед за тобой разъехались многие. Сегодня в Яйлинской школе учеников стало совсем мало. В последние годы ты хоть и редко, но все же в Яйлю приезжаешь. Каковы твои впечатления о современном состоянию поселка, да и самого Алтайского заповедника?

- К сожалению на Алтае мне не удалось реализовать то, что хотелось. Возможно, то, что мне хотелось реализовать не совпадало с планами Всевышнего. Или кого-то другого не менее влиятельного. В жизни всегда бывает только так, как бывает. Можно, конечно, анализировать, извлекать уроки из истории. Но все это тщетно. Я давно уже понял, что возникает всегда не то, что кому-то хочется, а лишь то, что объективно созрело для реализации. Все попытки ломать ситуацию «через колено» своей волей приводят лишь к усугублению собственных проблем и проблем тех, кого вовлекаешь в пучину страстей.

Жители Яйлю, как и жители всей России, живут так, как могут. Это как суммирующий вектор разнонаправленных сил и мыслей отдельных людей. И правят ими те, кого они достойны в своем усредненном стремлении. При этом я не отвергаю значения личности в истории. Она может быть огромна. Но реализовать что-то такая личность может лишь тогда, когда ей откроется временное окно и соответствующие возможности свыше. А пока каждый должен делать то, что должен, с точки зрения своего личного понимания и разумения. По возможности нужно творить добро, помогать ближнему. В общем, нужно делать все то, что завещали нам великие духовники прошлого. И еще нужно учиться. Убежден, что учеба в широком смысле это главное, для чего живет человек на Земле.

Что касается заповедника, то он переживает явно не лучшие времена. Тем не менее, пока еще существует. И дай Бог ему еще долгих лет.

Спасибо тебе, что нашел время ответить на мои вопросы, но главное спасибо - за твои оптимистичные и трогательные фотографии. Убежден - люди их оценят.

Беседу через Интернет провёл Александр Лотов

Регистрация/ Вход