Декабрь 12, 2018

Прогулка с глухарем

История о том, что в заповедном поселке Яйлю жил глухарь Кеша.

То что в Яйлю живет глухарь я знал давно, но у меня не представлялась возможность познакомиться с ним поближе. Еще в октябре сотрудница отдела экопросвещения Алтайского заповедника Ирина Поюченко, проходя мимо моего дома, сказала: «Там внизу у Торлоповой Татьяны на яблоне сидит глухарь, сходи поснимай». Я был занят какими-то важными делами, и фотосъемка не входила в мои планы. Нашлось масса причин, чтобы отложить знакомство с заповедным гостем. Я представил, что пока ставлю в фотоаппарат длиннофокусный объектив и иду на съемку, глухарь попросту улетит. Короче, фотосъемка тогда у меня не получилась. Хотя серьезный фотограф должен хорошо знать правило: снимай, пока есть возможность! Интересные мгновения обычно больше не повторяются.

Недели через две мне все же удалось познакомиться с глухарем, но знакомство оказалось предварительным. Я шел из местной школы и Олег Митрофанов, орнитолог из заповедника, сказал мне, что на дереве у Анны Григорьевны Зиновьевой опять сидит глухарь. Это было почти рядом. Я сходил домой и взял фотоаппарат. Крона яблони, на которой сидел глухарь, была очень густая – одни сплошные ветки. Фотообъектив для подобной съемки оказался не самый подходящий, фокус всего 70 мм. Я сделал пару кадров и стал думать, как бы мне подобраться к таежной птице поближе. Веток на яблоне было много, и я почти сразу отказался подниматься вверх по дереву. Рядом стоял небольшой сарай; можно было забраться на крышу, глухарь был здесь почти рядом. Но мои планы разрушила одна бабуся. Это была не Анна Григорьевна, вероятно, ее родственница. Я видел ее впервые. Бабуля вышла на крыльцо дома и грозно сказала: «Не трогай птицу! Она прилетела, а ее пугают!» Я попытался объяснить, что эта птица уже Яйлинская, и не боится людей. Однако бабуся была непреклонной, и стояла на своем. Хотя, через какое-то время она зашла в дом. Я стал думать дальше, как мне сфотографировать глухаря. Возле крыльца дома стояла лестница по которой можно было взобраться на крышу сарая. Но как только я взялся за лестницу опять появилась бабуся. Она поняла мои намерения и таким же грозным голосом сказала: «Не дам пугать птицу!» Я понял, что спорить с ней бесполезно, взглянул последний раз на глухаря и пошел домой.



 

 

 

 

 

 

 

 

 

После этого случая я видел глухаря возле дома у Будановых. Глухарь важно прогуливался по поляне в ограде дома. Было уже сумрачное, вечернее освещение. Я понаблюдал за красивой птице и пошел дальше.

Прошло больше недели, и встреча с глухарем стала забываться. Но в один из солнечных, ноябрьских дней я вышел к себе в огород и увидел …глухаря. Он сидел возле курятника под ветками молодой яблони. Я быстро взял фотоаппарат, и стал медленно приближаться к залетному гостю. Вначале я сделал вид, что птица меня не интересует, и мне просто нужно пройти мимо. Но вскоре я обнаружил, что глухарь меня не очень то и боится, а просто медленно отступает вверх по склону (мой огород располагается на горке). Рассматривая доверчивую птицу я подумал: «Как-то не прилично обращаться к ней просто, глухарь. Может быть подойдет имя Кеша?» Глухарь Кеша также с интересом смотрел на меня, выгибая голову и демонстрируя грудь с бирюзовым отливом. День был солнечный, на озере дула сильная верховка. Ветер гулял в Кешиных перьях, задирая их в разные стороны. Вскоре глухарь подошел к островку зеленой травы на свежее-выпавшем снеге и решил подкрепиться. Он резко выдирал траву своим клювом и проглатывал ее. Потом Кеша стал клевать снег. В самом верху огорода глухарь оказался как в родном лесу; кругом были березы. Место было ровное. Я решил дать отдохнуть глухарю от моего общества и отошел в сторону. Кеша не спеша пошел в самый верхний край огорода. Когда-то здесь была большая заповедная конюшня. Но от нее осталась только ржавая железяка от конского седла, которая одиноко висела на заборе. Кеша взлетел на забор и расположился как раз возле этой железяки. Во мне вновь разгорелся пыл фотоохотника. Более лучшего положения глухаря трудно было представить. Осторожно шаг за шагом я приближался к нему делая кадр за кадром. У меня был все тот же объектив 70 мм. Кеша был почти рядом. Я медленно перемещался сантиметр за сантиметром, особенно когда глухарь числи свои красивые перья. Теплые солнечные лучи разморили Кешу и он временами спал, закрывая свой глаз с красной полоской белой пленкой. Однако, вскоре глухарь видимо решил, что нужно более подходящее место для сна. Он резко взлетел и спрятался в соседском огороде под штабелем досок, оставленных на просушку. Я не стал мешать глухарю и занялся своими делами. Через какое-то время я зашел домой и посмотрел в окно. Глухарь прилетел с верха огорода в самый низ участка, где и располагался дом, и сел на собачий вольер. Он, видимо, хотел еще пообщаться. Но грозный собачий рык заставил Кешу резко спрыгнуть в соседский огород на плантацию цветной декоративной капусты. Здесь глухарем стал любоваться мой сосед Николай Петпенеков.

На следующий день в разговоре с орнитологом Олегом Митрофановым я выяснил, что глухарь гулял уже на их территории (дом Олега был недалеко от моего). Кеша в очередной раз стал фотогероем. На этот раз красивого глухаря снимал Юра Калинкин, биолог с кордона Беле. Юра как раз жил у Олега Митрофанова.

Еще через два дня утром я нашел глухаря уже в другой части Яйлю, в огороде Татьяны Горбуновой. Кеша клевал угощение – овес и кусочки тыквы. За оградой огорода собрались Яйлинцы. Они с интересом наблюдали за глухариной трапезой. Внезапно появилась кошка. Глухарь прервал свою трапезу, побежал по огороду и взлетел на крышу бани. «Кеша боится кошек и собак, но доверяет людям. Но смогут ли люди оправдать его доверие?» - думал я, наблюдая за глухарем.

Глухарь Кеша продолжает жить в заповедном поселке Яйлю. И вскоре у этого рассказа может быть продолжение.


 

Послесловие:
Так хотелось написать продолжение о глухаре Кеше, но не получится. Глухарь избежал кошек и собак, но человека, похоже, избежать ему не удалось. Я не писал об этом, но временами отношение к Кеше было не очень приветливым. Однако, большинству Яйлинцев глухарь очень нравился.

Последнее фото с Кешей я сделал 18-го февраля 2012 года, когда Татьяна Горбунова угощала его тыквой и овсом. Следующие три дня подряд шел сильный снег, и глухаря уже не было. По словам Татьяны, глухарь тяжело летал, вероятно, у него было повреждено крыло. Если Кеша искал у людей защиты и помощи, то как он мог улететь в такую экстремальную погоду?

Не хочется думать о неприятном. Вдруг в один прекрасный, солнечный день глухарь вновь прилетит в Яйлю и приветливо помашет нам крылом!

Александр Лотов, сотрудник Алтайского заповедника.

Регистрация/ Вход