По дороге домой

 Илья Николаевич Кочергин родился в 1970 году в Москве. В 2003 г. окончил Литературный институт им. Горького. Работал в Баргузинском, а затем в течение трёх лет лесником в Алтайском государственном заповеднике. Сейчас живёт в Москве. Печатается в России и за рубежом.

Три алтайки сидят на скамейке в Юркиной кухне и смотрят, как я пью чай. Это соседки, которые пришли поболтать с Чечек. А Чечек ставит на плиту сковородку с лапшой, прикрывает поддувало у печки и объясняет мне:
— Сашка уехал, к вам туда уехал уже неделю как. Рыбачить. Пацанов всех своих взял, Катьку взял, и они поехали. Он на своем “трумэне” поехал, наверное, оставил его у Иваныча в Ташту-Бажи, а дальше на лошадях.
— А Паспак на своем мотоцикле не сможет меня довезти?
— Паспак в городе. Паспак в город уехал. Сейчас вот подожди, — Юрка придет, может, он отвезет тебя. Пока ешь вот, чай пей. А то одиннадцать часов на автобусе — легко ли.
— Автобус — тяжело, — пожилая алтайка качает головой.
И я ем под сосредоточенными взглядами женщин.
Еще ни разу так не приезжал, чтобы Сашка был дома и чтобы машина при этом у него была на ходу. Всегда так — или он свой “трумэн” раскрутил до винтика и чинит, или куда-то уже его унесло, легкого человека.
Чечек что-то говорит своим соседкам по-алтайски, они смеются.
— Серега, в Актале тебе не скучно жить? Я говорю, — такой молодой, как без бабы может один жить? Сашка рассказывал, как ты там себе хлеб пекешь, а сам весь белый от муки. Так смешно! Везде, говорит, муку насыпал, по всей кухне, и сам белый. Я не могу представить, как ты хлеб пекешь. — Чечек весело смеется.
— Один — тяжело. Совсем тяжело. — Пожилая соседка опять качает головой, на которую намотано несколько платков.
— Надо тебя сватать. Вот за ее дочку и будем сватать, — Чечек кивает на соседку, потом смотрит в окно. — Вон Юрка приехал, даже трезвый.
Юрка всегда сумрачный. Они как раз подходят друг другу с Чечек — одна трещит без умолку, другой все время думает что-то про себя.
Он пожимает мне руку:
— Здорово, здорово, — садится, не раздеваясь, к столу и закидывает ногу на ногу. — Рассказывай, как там, в Москве.
Улыбается. Я рассказываю.

Подробнее...

От фотокружка до института Киноинженеров

Ты помнишь как все начиналось…

Фотографией я начал заниматься в 4-ом классе, когда наша семья жила в поселке Иртыш (на берегу Иртыша). Отец подарил мне «Зоркий – 4», и с этого момента я уже не расставался с фотоаппаратом. Как раз в это время в Иртышской школе начал работать фотокружок, который вела молодая учительница Валентина Васильевна. Яне помню ее фамилии, наверное, для детского восприятия оказались главными лишь имя и отчество. Затем наша семья переехала в соседнее село Дубровное, где я продолжил занятие фотографией. После школы был небольшой перерыв, когда я служил в армии. Моешкольноефототворчество приходится восстанавливать лишь в мыслях и воспоминаниях; негативы той поры утрачены, сохранились лишь отдельные фотографии. Я хорошо помню как делал свой первый кадр; им оказался собственный автопортрет. Я снимал в помещении, и установил выдержку и диафрагму на глаз, в то время не было даже фотоэкспонометров, не говоря уже об автоматическихфотокамерах. Тогда я еще даже не знал, что фотопленку необходимо проявлять и закреплять. Еще вспоминаю фотоэнциклопедию того времени-книгу Микулина «25 уроков фотографии». Невероятно, как фотография за считанные десятки лет такнеузнаваемо изменилась!

Моя первая экологическая публикация.

После службы в армии я устроился на работу в милицию; это было село Викулово, Тюменской области. Мой отец всю жизнь проработал в милиции, и я также решил испробоватьсебя в этой специальности. Одно время я даже был начальником паспортного стола; выдавал паспорта, прописывал, отвечал на множество различных запросов. Интересная работа. Признаться, в то время меня привлекала профессия криминалиста, она также была связана с фотографией. Я проходил милицейские курсы в Тюмени, вшколе милиции, и там как раз была хорошая фотолаборатория. Здесь я впервые научился хорошо печатать фотографии, потому что печать с помощью фотоувеличителяэто также особая наука.У меня сложились очень хорошие отношения с начальником этой лаборатории. В то время я принимал участие в фотовыставках. Например, у меня сохранилась грамота от 6 ноября 1984 года в которой написано «Награждается Лотов Александр Викторович за работу,признанной лучшей на районной фотовыставке, посвященной40-летиюПобедыСоветского народав Великой Отечественной войне».
Мне хочется особо вспомнить свою первую экологическую публикацию в газете «Красная Звезда». Она называлась «Что же здесь все-таки будет?». Мне тогда был 21 год.Я возмутился деятельностью Викуловского маслозавода, которая наносила огромный вред природе. Я написал «вот уже много лет отходы этого предприятия сбрасываются в соседний лесок, и там образовалось настоящее прокисшее озеро …кочки, болотная растительность, лягушки».Интересно вспомнить об этом сейчас, когда я работаю в отделе Экологического просвещения Алтайского биосферного заповедника. Через хорошую пейзажную фотографию человек может научиться ценить красоту природы, заботиться о ее сохранении.
ВВикулово у меня было увлечение, которому я отдавал не меньше времени чем фотографии. Это увлечение – органическая химия. Я читал органику как детектив и днем и ночью. В конечном итоге я знал почти наизусь весь учебник органической химии за курс института. Это помогло мне в дальнейшем. Вскоре я уволился из милиции и поехал поступать в Ленинградский институт Киноинженеров. Во времена Советского Союза это было вполне возможно.

Подробнее...

Луч любви

Стихотворения из поэтического сборника Екатерины Ефременко «Луч Любви. Жары», 2010 год

Автор пишет в предисловие: «Хочу выразить признательность всем людям, встретившимся на моем жизненном пути. Сами, того не осознавая, они вдохновляли меня на творчество; поддерживали – кто словом, кто мыслью, кто взглядом и делом. Они рождали в моем сердце нежность, любовь, а главное – желание стать лучше. Поэтому, все эти люди мои соавторы».

Зачем ты пишешь?

Время тратишь на излияние души,

Ведь нынче множество поэтов –

У многих песни хороши…

Но, может быть, в многоголосье мироздания,

Или в Божественной тиши

Кому-то очень не хватает

Созвучий именно моей души.

***

Выигрывает не тот, кто пишет, но читает,

Кто больше слушает и меньше говорит,

Чья мысль жар-птицею взлетает,

А совесть благодействием творит.

***

Мы новы каждое мгновенье:

То горе нас венчает, то успех,

Но главное, чтоб сердца устремленье

Тянуло нити мыслей вверх.

Подробнее...

Легенда о Телецком озере

  В золотистой листве пели птицы. Звонко журчал ручей, неся хрустальные воды через разноцветные камешки. К ручью подошла девушка лет шестнадцати с полной корзиной грибов. Она села на бережок и прислушалась к песне ручья. Потихоньку девушка тоже стала напевать. Она пела о том, что видела вокруг, что было у нее на сердце. Птицы замолкли в ветвях, ручей тише понес свои воды, ветер притих среди деревьев. Все слушали песню Алтын-Чурэк (Золотое сердце) – так звали девушку. У нее, действительно, было «золотое» доброе сердце.

Над долиной парил ястреб. Его крылья в лучах вечернего солнца светились розовым светом. Ястреб высматривал себе добычу. Алтын-Чурэк вздохнула, наблюдая за его полетом. Ее отец охотник всегда приходил из тайги с добычей, но однажды он не вернулся…

Недолго пожила Алтын-Чурэк под материнским крылом. Ее мать тоже отошла к своим предкам. Девушка осталась в аиле одна. Но мать успела научить ее многому полезному, а главное – добру и любви. Алтын-Чурэк мужественно переносила все трудности.

Улетел ястреб со своей добычей на противоположную гору. Там его дом-гнездо. Алтын-Чурэк любила смотреть на эту гору, которая казалась ей большой, надежной крепостью. И девушке чудилось, что гора отвечает ей симпатией. Тогда ее золотое сердце успокаивалось…

Алтын-Чурэк прервала свою песню и собралась уходить. С хорошим светлым настроением возвращалась она в свой аил. Но, вдруг, черные брови ее нахмурились. Навстречу шел и дерзко смотрел на нее сын самого богатого человекаих края. Юноша был красив, но недобрая слава окружала его. Все знали, что он самолюбивый и алчный. Девушка помнила, что мать предостерегала ее от него. И она избегала встреч с юношей. Он же караулил ее, как охотник добычу. Недобрый огонь блеснул в глазах юноши. Сердце Алтын-Чурэк тревожно забилось.

Подробнее...

Регистрация/ Вход